КОРЗИНА ПУСТА

Текущий информационный бюллетень №5. ВООМП. ГОИ-Ленинград. ГОМЗ-Ленинград. часть 2.

on Notice: Undefined index: comment_total in /home/t/topolinna/photolubitel/public_html/catalog/view/theme/moment/template/module/kbm_article.tpl on line 41

Текущий информационный бюллетень №5. часть 2.

ЧАСТЬ 1

(Выпуск второй, переработанный и дополненный).

Можно предположить, что надежды ВООМП возлагались на фотоаппарат «Спорт», но его судьба ненамного счастливее: если мы сами додумались до такого затвора(?), то легко могли бы пойти дальше[*], все время улучшая конструкцию камеры, не боясь совершенствовать ее механизм, по крайней мере знали бы, как к нему подступиться, а этого не было. А без развития все чахнет, так как жизнь не стоит на месте, рождает новые требования. За пять лет – никаких серьезных изменений,- хотя видно было, какая «архаика» у нас в руках, - ни в механической части, ни в оптической – ничего не было сделано. Введение пентапризмы, схема которой была размещена на фасаде шахты «Спорта», и которой к примеру, так ему не хватало, повлекло бы, конечно, переделку или доделку затвора (который и был здесь главной «фишкой»), а этого как раз и не хотелось: тут надо думать, менять схему, смело перекраивать узлы, чем-то жертвовать, и рисковать, вкладываться в эксперименты... Удобство призмы оценили «послевоенные» немцы, и реализовали свою зеркалку в 1948 году (“Contax S” VEB “Zeiss Icon”). Сам Гельгар А.О., не отказался вовсе от этой идеи, но решение подходящего затвора пришло к нему уже позже (по крайней мере, оформил он этот затвор как изобретение, в 1957 году). Это привело к переделке всей камеры и окончательному ее серийному воплощению в виде «Киев-10» (см. илл. № 19б). Интересно, какова была первичная задача – компактность затвора или снижение его инерционности? Японцы решили эти и попутно еще ряд проблем по-своему (как облегчить шторки, сократить их путь и куда спрятать), - при помощи металлических ламелей (затвор“ Копал Сквэа”).


[*] Все «доморощенные» проекты (20-30х гг.) кинопленочных камер были отклонены ВООМП. А эта – нет. Почему? Когда такого рода конструкции (довольно сложные, необычные, требующие большой подготовительной работы) появляются внезапно, в готовом виде, как данность, то могут возникнуть примерно такие вопросы: где искать зачатки этой камеры, как она возникла? Где те шаги, что легли в основу этого затвора? Где грубая схема, из которой он вырос? С другой стороны, эти же вопросы можно было бы задать и по «Фильманке», и по «ФотоГОЗу» и др. Даже сам О.Барнак затруднялся ответить на вопрос, - как к нему пришло решение такой конструкции «коробочки для тестирования кинопленки» [15]. Но почему «Спорт» все-таки приняли к производству? Вероятно, не удастся проследить всю ту черновую работу, которая привела к появлению первого варианта (или не первого) представленной камеры Гельгара. Возможно (?) установить лишь – отличается ли (в деталях) оригинальный затвор «ГельВЭТА» (А. Пикиотас «Эпоха ЛОМО. Ф\а и люди»., 2013, «С.Ф.» №7 – 1934г.) от затвора «ГОМЗовского» прототипа (музей ЛОМО), а этот в свою очередь – от затвора серийного «Спорта»[**], - без этих данных нельзя судить, было ли постепенное конструктивное развитие этой камеры. Ясно, что «ГельВЭТА» уже содержала этот затвор, проследить можно было бы лишь «эволюционные» шаги – насколько они были обоснованы и на что были нацелены. Хочется надеяться, что «первичная» камера где-то существует.


[**] «…Первоначально недостаточно жесткая конструкция «Спорта» потребовала его переделки, которая была осуществлена одновременно с переконструированием ряда узлов. Вместе с тем было значительно повышено качество отделки аппарата» - писал отраслевой журнал в 1937г. [17]


Илл. №19 а. Выдержка из книги В.В.Пуськова «Фотография». Гизлегпром. М., Л., 1940г. Отмечено, что на затвор «Спорта» был взят патент. Выдержка из ж. «Советское Фото» №4 – 1936г. Указывалось, что стартовая(?) партия «Спортов» имела формат 24х38мм. без промежутков (!)


Илл. №19 б. Выдержки из статьи «Фокальные затворы для любительских фотоаппаратов» (А.А.Гунякин, канд. наук И.И.Катков, канд. наук М.Г.Томилин - ОМП №2 – 1972г.).

Авторские свидетельства Гельгара А.О. и Батюты И.С. (Бюллетени изобретений).




Часть 2. «ГОИ – Ленинград». Издание 2, переработанное и дополненное.

Как видится из нашего времени, это был один из очень немногих оригинальных проектов, с которым можно было связывать надежды на самостоятельность - послевоенный проект дальномерной камеры «ГОИ» (см. напр., у Princelle, II выпуск, или форум USSRphoto.com - “Three Leningrad Generations by L.Paracampo). Камера «ГОИ» - закономерный итог почти 15-летней работы, - размышлений, поиска, экспериментов, сравнений, отбора, и как результат – оригинальной находки.


ИЛЛ. № 20 Камера «ГОИ» внешний вид. (“Sovietcams.com”)


Идею из головы не вытравишь, задача оставалась прежней все это время, она была обозначена (в общих чертах) уже тогда, в 30-е годы (во времена проекта «ФАГ» - «ОМП» №3 1934г. С.В.Ковалевский и др. «К производству фото-камеры на кинопленке»). Как и когда оформилось «решение» этой замечательной камеры (см. илл. №28) – может быть в Йошкар-Оле (эвакуации), где было посвободнее и мешали поменьше? Однако, вышло, как всегда: не давдовести до конца даже опытного этапа, проект, похоже, «зарезали сверху», вероятно, «от греха подальше». А модель была почти готова[**]. (см. Отчеты И.А. Черного и Л.А. Самурова (ГОИ) за 1947 и 48 гг. – в Приложениях (см. ниже). Чиновники от тогдашнего Министерства Вооружения не смогли оценить изобретения, или из каких-то соображений – не захотели, а в их власти было дать или не дать ход этой камере. Истинные, возможно скрытые, или ускользнувшие при испытаниях причины отказа еще предстоит открыть.


[**] «Новые идеи, изобретения, творческое начало вообще всегда знаменуют свободу. Стряхиваются стеснявшие движение кандалы. Свобода – непременное условие для непрерывного и сложного научного эксперимента: вот одна из причин, почему Советский Союз не мог выдержать технологическое соревнование, оставаясь тоталитарным государством. Наука, в свою очередь, - вернее, сложная смесь открытости и скептицизма, разнообразия и спора – является необходимым условием для тончайшего эксперимента свободы, продолжающегося в индустриальном и высокотехнологичном обществе». (Карл Саган. «Мир, полный демонов». Пер. с англ., «Династия», М., 2015г.)



Приложение №1.[1]

Библиотека ГОИ. Шифр МО 1141.

Черный И.А. Самуров Л.А. «Фотокамера ГОИ», Л., 1947г. Аннотация.

«Целью работы являлось создание советской малоформатной фотокамеры, снимающей на кинопленку, (формат кадра 24х36 мм), которая должна быть более совершенна и более современна, чем известные заграничные образцы.

В 1947г. построена небольшая опытная серия на основе отработанных чертежей и опытных образцов, сделанных в предыдущий период.

Камера ГОИ отличается совершенно новой, оригинальной конструкцией, представляющей ряд преимуществ перед существующими; в то же время камера отличается простотой и сравнительно небольшим числом деталей.

Камера снабжена цельнометаллическим шторным затвором, не боящимся низких температур или иных климатических влияний, а также имеет объединенный визир-дальномер, сопряженный с легко-сменной оптикой.

Передвижение пленки и завод затвора совершаются прямолинейным движением рычажка, позволяющим делать снимки подряд в темпе один снимок в секунду, не отрывая камеры от глаза и не снимая пальца со спуска.

Камера имеет ряд других достоинств, в том числе набор сменной оптики со следующими фокусными расстояниями и относительными отверстиями:

  • Ф=28 1:6​
  • Ф=35 1:2,5
  • Ф=50 1:2,8
  • Ф=50 1:1,5
  • Ф=85 1:2
  • Ф=135 1:2,8
  • Ф=190 1:2,8

В 1948 г. предполагается внедрение камеры в производство на одном из заводов Министерства Вооружения».



Приложение №2.

Библиотека ГОИ. Шифр 7006.

Черный И.А. Самуров Л.А. «Фотокамера ГОИ», Л., 1947г.

«Целью работы 1947г. являлась постройка небольшой опытной серии фотокамеры ГОИ по чертежам, разработанным в предыдущий период с изменениями, внесенными в 1947 году в соответствие с пожеланиями, высказанными на совещании по фотоаппаратуре, созванном Министерством в I квартале данного года. Одновременно надлежало разработать серию сменных объективов к камере, причем, в начале года было принято решение объединить типы объективов для камер ГОИ и Киев (Контакс) с тем, чтобы с одной стороны, модернизировать и улучшить объективы, подлежащие выпуску к камере Киев, а с другой стороны облегчить производство при запуске камеры ГОИ. Чертежи были в соответствие с высказанным, изменены: переработан узел крепления объективов, включая устройство фокусировки и включая все оправы сменных объективов. Работа проводилась ст. н. сотр. Лаборатории научной фотографии т. Черным и ст. констр. КБ т. Самуровым. В ЭПО ГОИ построена малая опытная серия камер, снабженных объективами «Юпитер» f=50 мм 1:1,5. К камере имеется ряд сменных объективов, частью (5типов) построенных в прошлые годы, частью (5 типов) – выпущенных в этом году. Кроме того, разработаны еще 3 типа объективов, которые будут построены в 1948 году. Все выпущенные объективы прошли в 1947г. испытания в группе фотообъективов О.Т.Л. и тщательно сравнены со сходными иностранными объективами. На основании этой работы приняты решения о рекомендации определенных типов для камер Киев и ГОИ, а также о необходимости тех или иных улучшений в объективах. Построены и испытаны следующие типы:

  • «Орион-15» Ф=28 1:6 Не утвержден, поручено внести улучшения в коррекцию.
  • «Уран-14» Ф=35 1:2,5 Не утвержден, поручено внести улучшения в коррекцию.
  • «Индустар-22» Ф=50 1:3,5 Утвержден.
  • «Индустар-28» Ф=50 1:3,5 Не утвержден.
  • «Индустар-26» Ф=50 1:2,8 Утвержден.
  • «Индустар-24» Ф=50 1:2,8 Не утвержден.
  • «Юпитер-3» Ф=50 1:1,5 Утвержден.
  • «Индустар-33» Ф=80 1:2,8 Не утвержден.
  • «ФС-2» Ф=300 1:4,5 Утвержден.
  • «ФС-3» Ф=600 1:4,5 Утвержден. Спец. назначение.

В итоге для камер ГОИ и Киев, в нормальном наборе утверждено 4 типа объективов, 2 типа поручено доработать («Орион-15» и «Уран-14»). Серия камер ГОИ должна пройти в 1948 году испытания в руках, например, фоторепортеров. Предположено в 1948 г. поставить камеру ГОИ на производство на одном из заводов Министерства Вооружения».


ИЛЛ. № 21. Карты объективов из альбома ГОИ (12).


ИЛЛ. № 22.


ИЛЛ. № 23.


ИЛЛ. № 24. «ОМП» №10 – 1966г. [16]


ИЛЛ. №24 А. Обложка книги HPR [14].


ИЛЛ. № 25. «ОМП» №10 – 1966г. [16] и «50 лет ГОИ»[5].



Приложение №3. [7]

Библиотека ГОИ. Шифр М7448.

Черный И.А. Самуров Л.А. Отчет по работе Ф-12-48 Фотокамера «Ленинград». 1948г.

«В начале апреля 1948 г. отделом №31 ГОИ были изготовлены 10 экземпляров опытных образцов камеры ГОИ по чертежам ФТЕ-6, разработка этих чертежей была закончена годом раньше.


ИЛЛ. № 26 Камера «Ленинград» 1948г.(“Sovietcams.com”)


ИЛЛ. № 27 Камера «Ленинград» из Каталога ГНТИ МА. 1950 г.


ИЛЛ. № 28 Камера «Ленинград». (Forum “USSRphoto.com”) – затвор. Принцип приведения в действие шторок в нем выглядит необычно. Вместе с тем, решение найдено очень «лаконичное», простое[*]. Шторки – жесткие металлические пластинки, - приводятся в движение вращающимся кольцом. Конечно, такие идеи возникают первоначально в мозгу одного человека и если он «видит» общую кинематику, то дальше уже «дело техники». Почуять этот лаконизм и поверить в него – большая удача для производителя. Такого рода «озарения» - результат целенаправленной работы мысли по заданной программе, и зависит от того, насколько оригинален у конструктора инструмент решения задач, и какая в нем «загрузка». Когда нет еще ничего, наброски самой общей схемы - это большая предварительная карандашно-бумажная работа, и теперь, видимо, уже не отследить, в чьей мусорной корзине она осталась.


[*] Напр., принцип, осуществленный в затворе «Спорта» - хотя и оригинален, но ближе к традиционным схемам, к тому же – архаичен, или взять, напр., затвор «Контакса», который представляется «вымученным».



Все выпущенные камеры были подвергнуты испытанию и исследованию в лаборатории №4. Испытания проводились по специально разработанной программе, в которую входили: проверка транспортировки пленки, проверка светонепроницаемости камеры, проверка работы шторных затворов, даваемых ими скоростей и снятие полных характеристик хода шторок как при горизонтальном, так и при вертикальном положении камеры, проверка дальномеров, их сопряжения с объективами и юстировки, проверка визиров, качества рамок, ограничивающих поле зрения и правильности их установки, проверка взаимозаменяемости объективов, проверка параллельности опорной плоскости объективов плоскости пленки и отсутствия боя при фокусировке. Помимо этого все камеры подвергались тщательному осмотру с целью установления соответствия чертежам, доброкачественности отделки, исправности функционирования всей камеры и отдельных ее узлов; также проводилась общая проверка камер посредством фотографирования.

Результаты испытаний показали, что ни одна из камер не работает исправно, общими дефектами всех камер являлись: ненадежная транспортировка пленки, светопроницаемость, неустойчивость выверки дальномеров и плохое качество рамок в визирах.

Прочие дефекты присутствовали в одних экземплярах и отсутствовали в других, что указывало на качество исполнения и сборки, как на причину этих дефектов.

Из основных приведенных выше 4х дефектов ненадежность транспортировки распределялась по отдельным камерам следующим образом: одна камера совсем не транспортировала пленку, две транспортировали очень плохо, четыре – плохо и три – удовлетворительно: в последнем случае на полной длине пленки все же обычно наблюдается хотя бы один перебой.

Анализ этого дефекта привел к выводу, что причиной его является как качество исполнения, так и конструкция, при которой трудно было добиться четкого взаимодействия всех узлов, обеспечивающих транспортировку пленки.

Равным образом, конструктивным дефектом являлась и светопроницаемость: при пребывании камер на ярком свете пленка вуалировалась, главным образом лучами, проникавшими через окна визира и дальномера. Для устранения засветки потребовалась установка шор (заслонок) внутри камеры.

В соответствие с вышесказанным, были конструктивно переработаны узлы камеры, осуществляющие транспортировку пленки. Эта переработка существенным образом изменила кинематику транспортировки пленки: вместо передвижения пленки однозубым грейфером, ее перемещение совершается непосредственным наматыванием на приемную катушку. Ограничение вращения катушки, после того, как перемотан один кадр, достигается измерительным валиком, который приводится в движение перемещающейся пленкой: в нужный момент измерительный валик останавливает вращение приемной катушки.

Неустойчивость выверки дальномеров казалась происходящей только вследствие неудовлетворительного их исполнения и не потребовалось никаких конструктивных изменений. То же самое относится и к дефектности рамок в визирах.

Работа шторных затворов исследовалась на приборе, описанном в отчете по работе «Ф-26». В результате получены графики движения каждой из двух шторок, времена выдержки для любого участка кадра, а также ширины щели на всем протяжении ее пути.

В таблице 1 даны значения продолжительности экспозиции для середины кадра, полученные при испытании камеры №2092, взятой наудачу из ряда камер.


Илл. №29. Табл. 1. Экспозиция (в центре кадра), даваемая камерой за №2092.


Как видно из таблицы, отклонения лежат вполне в пределах, допускающихся для фотозатворов и не выходят за пределы 20%.

Другой экземпляр камеры «Ленинград», имеющий №2087, был отрегулирован так, что давал значительно более короткие экспозиции, что представляло интерес в смысле изучения возможностей данной конструкции затвора. Результаты приводятся в таблице 2, из которой видно, что осуществимы экспозиции в 1\1000 – 1\1250 сек.


Илл. № 30. Табл. 2. Экспозиции (в центре кадра), даваемые камерой за №2087.


Существенным свойством всех шторных затворов является неравномерность экспозиции в различных точках кадра, вернее говоря, вдоль по линиям, параллельным щели и расположенным по ходу шторок затвора.

В таблице 3 приведены сводные данные для трех камер «Ленинград» и одной камеры «Киев III». Приведенные значения относятся к наименьшей экспозиции, экспозиции в центре кадра и наибольшей экспозиции, даваемых данным затвором на протяжении всего хода шторок (то есть по всему кадру), при установке затвора на определенную экспозицию; рядом указана наблюдающаяся неравномерность. Так как номинальные значения экспозиций в камерах «Ленинград» и «Киев» несколько различны, и, кроме того, камеры «Ленинград» были отрегулированы различно (см. выше), то для удобства сравнения данные сгруппированы по сходным фактическим экспозициям.

  • «Ленинград» №2092 Сама таблица в отчете почему-то отсутствует.
  • «Ленинград» №2087
  • «Киев III» №48435
  • «Ленинград» №1684​

 

Из таблицы видно, что неравномерность экспозиций, даваемых камерами «Ленинград», составляет около 1:5 при экспозиции порядка 1\1250 сек. и около 1:3 при экспозиции 1\500 сек. Для более длительных экспозиций картина улучшается и экспозиции практически равномерны по всему кадру при экспозициях в 1\25, 1\10, 1\5, 1\2 и 1 сек.

Данные для камеры «Киев» показывают, что неравномерность экспозиции составляет примерно ту же величину. Это обстоятельство было известно и ранее как по измерениям, сделанным в ГОИ, так и по литературным данным, относящимся к камерам «Контакс».

Представляется интересным знать, как влияет положение камеры на фактические скорости затвора; это явление свойственно всем шторным затворам вообще. Камера №1684 была испытана как при горизонтальном положении кадра, так и при вертикальном (шторки двигались вверх и вниз). Из таблицы видно, что положение камеры довольно мало сказывалось на степени равномерности экспозиции.


Илл. №31. Табл. №4 (неполная).


Изменения фактической продолжительности экспозиции не выходят за пределы 20 %, что можно считать вполне допустимым и неощутимым на практике (например, согласно ТУ на аппарат «Киев», допускаются отклонения до 30 %, для центральных затворов, напр. типа “Compur”, расхождения доходят до 50 %). Любопытно, что за двумя исключениями, во всех случаях наблюдалось увеличение экспозиции при переходе от горизонтального перемещения шторок к вертикальному, независимо от того, поднимались ли шторки вверх или шли вниз, причиной тому являются, по-видимому, изменяющиеся силы трения.

С изложенных выше точек зрения, затворы камеры «Ленинград», могут считаться удовлетворительными. Однако их существенным недостатком являлось непостоянство: после ряда экспозиций утрачивалась четкость работы и наблюдались отказы, особенно на продолжительных экспозициях. Помимо того, затворы давали с плохой воспроизводимостью экспозицию в 1\10 сек. Было установлено, что причиной является неудовлетворительное исполнение анкерных тормозящих механизмов, заимствованных в готовом виде у затворов «Темп» (завод «Прогресс»). Шестерни этих механизмов сделаны из мягкой сырой стали; при работе зубцы деформируются, увеличивая трение, результатом чего и являются наблюдавшиеся дефекты. Для их устранения предусмотрена замена анкерных механизмов на заимствованные из затворов «Момент» №1 (завод №393).

Проверка параллельности между опорной плоскостью объективов и плоскостью кадра показывает, что в одной камере непараллельность лежит в пределах 0,08 мм, в шести камерах – в пределах от 0,11 до 0,16 мм, в одной камере составляет 0,21 мм и в одной – 0,27мм. Эти результаты неудовлетворительны, т.к. только в одном случае предел допустим.

Бой опорной плоскости объектива при его фокусировке (влекущий за собой наклон оси объектива), лежит для большинства камер в пределах 0,01 – 0,02мм и лишь в двух камерах достиг 0,03 – 0,04мм.

Прочие дефекты камер, обнаруженные при испытаниях, менее существенны, частью легко исправимы и указаны в дефектных ведомостях, составленных на каждую камеру в отдельности. Камеры, совместно с дефектными ведомостями, были возвращены отделу №31 для исправления. К этим исправлениям они приступили лишь в последнем квартале 1948 года и до его окончания не были закончены, вследствие чего камеры в 1948 году не были выпущены.

Выводы:

  • Исследованы 10 опытных фотокамер «Ленинград», изготовленных отделом №31 ГОИ к началу II квартала 1948 года, по чертежам ФТЕ-6, разработанным годом раньше.
  • Было установлено, что камеры нуждаются в ряде исправлений и переделке, отчасти по конструктивным причинам, отчасти вследствие неудовлетворительности изготовления. Потребовавшиеся изменения в чертежах были выполнены отделом №32.
  • К исправлению камер отделом №31 было приступлено в последнем квартале и к концу года камеры закончены и выпущены не были».



Часть 3. ГОМЗ – Ленинград. (издание 2, несколько переработанное)

Малая опытная партия камер прошла серьезные лабораторные испытания, которые показали работоспособность данной конструкции, дело было, как видится, за обычной детальной доработкой узлов. Из всего вышеизложенного не видно оснований, чтобы пересматривать конструкцию кардинально.

Фотокамера «Ленинград» была представлена на Всесоюзной выставке отечественного приборостроения в разделе фотокиноаппаратуры и проекционных устройств, проходившей в 1949 году. Таким образом, она в «институтском» варианте, была включена в каталог-справочник лабораторных приборов и оборудования,[8][5] а оттуда, видимо, была взята для изданий[9],[10], вышедших несколько позже.

Дальнейшая судьба камеры связана, по-видимому, уже с заводом «ГОМЗ», которому было поручено ее серийное производство. Первый след, который удалось обнаружить, представляет вариант камеры «Ленинград» завода «ГОМЗ». Камера рассматривалась на одном из заседаний Художественного совета ГОИ в 1955году[11]. Целью таких заседаний были рекомендации специалистов по вопросам архитектуры и внешнего вида приборов. Все серийные изделия заводов МОП должны были проходить через эти худсоветы.


[5] В каталоге был указан изготовитель – Институт Министерства вооружения СССР, было сказано, что серийно аппарат не выпускается.


Илл. №32. Архив ГОИ. Протоколы 1955-56гг. Папка №76. Представленный опытный образец фотоаппарата «Ленинград» завода «ГОМЗ»[11] имеет пружинный двигатель. Уменьшена база дальномера ~до 80 мм. Крепление объектива оригинальное байонетное. Известен объектив «Юпитер-3» с 3-х лепестковым байонетным креплением, в остальном его оправа идентична резьбовому «Юпитеру-3».(см. илл. №33)


Как видно, за семь лет (!) эта камера «сильно изменилась» и уже заметно отличается от своей предшественницы. Главная ее особенность, это автоматические взвод затвора и перевод кадра. И от прежнего затвора здесь видимо, уже ничего не осталось.[6] Но и этой камере не суждено было стать серийной. Помимо изменений «косметических», последовали и серьезные конструктивные переделки.


[6] Государственный Оптико-Механический Завод всегда критически относился к не своим идеям, разработкам, не спешил их внедрять. Со слов Томилина М.Г., Евтеевой Н.П. (ГОИ), причина могла быть в следующем: признавая за Институтом приоритет в научных вопросах, практическое конструирование завод, видимо считал своей задачей. Есть сведения о том, что в этой переходной модели стоял затвор, принцип которого был использован в затворе “Copal” (“Leningrad Series. The prototypes. The “Missing Link” 1952. By Luiz Paracampo).


Илл. №33. Фотообъектив «Юпитер-3 1.5/50» с байонетным креплением. Возможно, комплектовал опытную камеру «Ленинград». (см. илл. №32)


Завод имел собственное КБ, лабораторию фотозатворов; камера была создана практически заново, что кажется странным, если учесть, сколько работы уже было проделано. Проект камеры утверждался или не утверждался Министерством Оборонной Промышленности. Так ли важна для них была оригинальность изобретения? Не стали ли решающими при выборе конструкции (ведь намечалось массовое производство камеры) не возможность сделать качественный шаг вперед, а «проверенные десятилетиями матерчатые «леечные» шторки», готовая линейка объективов и пр., что уменьшало дополнительные затраты на исследования и испытания и снижало риск.

К камере «ГОИ-Ленинград» завод мог просто «приложить» свою тогдашнюю ситуацию – идея автоматизации взвода этой камеры вполне могла быть навеяна проектом «Робот-ГОМЗ» (см. в ближайших выпусках бюллетеней), который был готов на заводе к этому времени. Это могло повлечь за собой отказ от главной «изюминки» камеры – изобретенного собственного затвора.


Илл. №34. Фотоаппарат «Ленинград» завода «ГОМЗ» из серийной продукции. Затвор типа «Лейки», но без зубчатого барабана, пленку тянет сама приемная катушка. При этом нет компенсатора покадрового сокращения пробелов. Объектив – стандартный резьбовой и т.о. камера «привязывалась» к стандартной (28.8_+0.02мм) красногорской линейке объективов. Фокусировка оправой объектива.


Серийный (окончательный) вариант «Ленинграда» - это «роботизированная» копия «Лейки».[7]


[7] Из вполне компетентных источников известны еще три варианта фотоаппарата «Ленинград»: в середине 80-х годов в руках одного случайного посетителя Ленинградского фотоклуба, была камера, у которой в корпусе серийного «Ленинграда», находился затвор от аппарата «Зоркий-4», то есть стандартный «леечный» затвор с зубчатым барабаном. Посетитель представил ее членам клуба на одном из семинаров по фототехнике как камеру заводского происхождения. Об этой модели см. “Three Leningrad Generations by Luiz Paracampo”. Существуют также специальные разновидности камеры «Ленинград»: космическая [14] и модель без дальномера и с удвоенным ресурсом приводной пружины, исполнение – черное.


Уместно будет привести слова основателя и первого директора ГОИ Д.С. Рождественского, произнесенные им еще в 1936 году. «Я считаю[3], - говорил он, - что наука не только бросает новые идеи, но все время в тесном и плотном контакте ведет производство и в малом и в большом, и в бросании идей, и в разработке этих идей. Ученый... должен не только открывать новое, но и должен нести ответственность за его внедрение в производство».

Следует отметить, что почти одновременно с камерой «ГОИ», в конце 40-х годов, в оккупированной американцами Японии, «рождались» системные камеры «Никон», «Канон», «Минолта». Все они «выросли» из «Лейки» и «Контакса», взяв от них все лучшее и при этом их не копируя. Через некоторое время, японские камеры вытеснили с рынка своих «старших родственников». Япония, как говорят сами японцы, «потеряла все», ей нужно было выходить из того положения, в котором она оказалась после окончания Второй мировой войны. Восстановлению экономики Японии способствовали не столько помощь США, сколько реальное осмысление момента, четкое понимание задачи, целеустремленность, дисциплина, вера в успех.

Можно только гадать, имела ли бы развитие у нас в стране подобная оригинальная камера (была ли бы действительно воплощена в жизнь программа системной камеры, смогла ли бы она развиваться, сохраняя оригинальность, как развивался например, «Никон»), это продвижение, вероятно, зависит не столько от возможностей и качеств предлагаемого инструмента, сколько, по большому счету, от потребности в нем и от условий, в которых предполагается им работать.

Но была предложена интересная конструкция. Была потенциальная возможность двигаться самим, создавать новое, не «догонять», а делать свое дело и выпускать свою аппаратуру.




Литература.

  1. [1] Черный И.А. Самуров Л.А. «Фотокамера «ГОИ» Л., 1947г.

    [2] Фотоаппараты «ФЭД» и «Лейка». Руководство. 1935г.

    [3] ОМП №12 1988г. М.М.Мирошников. ГОИ - 70 лет

    [4] ОМП №4 1936г.

    [5] 50 лет ГОИ. Сборник статей. Л., 1968г.

    [6] ОМП №3 1934г. «К производству фото-камеры на кинопленке».

    [7] Черный И.А. Самуров Л.А. «Фотокамера «Ленинград» Л., 1948г.

    [8] Каталог Всесоюзной выставки отечественного приборостроения, ГНТИ МА, 1950г.

    [9] Краткий фотографический справочник под ред. В.В.Пуськова. М., 1953г.

    [10] А.Сыров. Путь фотоаппарата. М., 1954г.

    [11] Протокол заседания художественного совета ГОИ. 14 мая 1955г. Папка №76.

    [12] Е.Б.Лишневская, Е.Н.Царевский. Фотообъективы ГОИ. Альбом. Л., 1964г.

    [13] Календарь-справочник фотографа на 1929-30 гг. «Огонек», М., 1929г.

    [14] Leica Copies by HPR. CCP 1994.

    [15] D.Laney “Leica. Das Produkt-und Sammler Buch”, S.16., Augustus Verlag, Augsburg, 1995.

    [16] ОМП №10 1966г. И.А.Черный.

    [17] ОМП №11 1937г. Е.С.Вейсенберг.

    [18] ОМП №8 1934г. «Еще о качестве».

Все права защищены

Photolubitel. СПб, Ноя. 2016г. – окт. 2017г.